Главная


- Праздники

- Памятные даты






















Ферапонтово и Ферапонтов монастырь. Фотолетопись
ferapontovo-foto.ru

Ферапонтово. Ферапонтов монастырь

 

Фотографии прошлых лет можно увидеть по адресу: http://www.ferapontovo.ru/index.php3?id=8

 


 

 

 

Ферапонтово

 

 

 

В потемневших лучах горизонта

 

Я смотрел на окрестности те,

 

Где узрела душа Ферапонта

 

Что-то Божье в земной красоте.

 

 

 

И однажды возникли из грёзы,

 

Из молящейся этой души,

 

Как трава, как вода, как берёзы,

 

Диво дивное в русской глуши!

 

 

 

И небесно-земной Дионисий,

 

Из соседних явившись земель,

 

Это дивное диво возвысил

 

До черты, не бывалой досель…

 

 

 

Неподвижно стояли деревья,

 

И ромашки белели во мгле,

 

И казалась мне эта деревня

 

Чем-то самым святым на земле…

 

 

 

<1970> Николай Рубцов

 

 


 

 

 

В. Т. Георгиевский, 1911 год

КРАТКИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ФЕРАПОНТОВЕ МОНАСТЫРЕ

 

Ферапонтов монастырь, бедный, затерявшийся среди озер и мелких холмов обширного Белозерского края, мало кому известен и, благодаря отдаленности от железных дорог, редко видит в стенах своих любознательных паломников. Между тем монастырь замечателен во многих отношениях. Придя в упадок после четырехвекового существования, в конце XVIII в. он был закрыт и в 1798 г. обращен в приходскую церковь, и лишь в последнее время, благодаря настойчивости и энергии настоятельницы Леушинского монастыря Новгородской губернии игумении Таисии, снова восстановлен и из приходской церкви сделан женским монастырем. После столетнего перерыва, здесь снова возрождается жизнь, и монастырь снова приобретает известность и привлекает к себе внимание, главным образом, любителей отечественной старины своими древними храмами, полуразрушенными зданиями, шатровыми башнями над св. воротами, с причудливыми кокошниками и разнообразными окнами, носящими на себе печать древне-русской архитектуры и свидетельствующими о славном прошлом, которое когда-то пережил монастырь.

И действительно, монастырь знал более лучшие времена 1) [О Ферапонтове монастыре имеется весьма обстоятельное исследование И. Бриллиантова. Спб. 1899 г., написанное им к 500 летию со времени его основания. См. также: К. Романова и П. Покрышкина «Древние здания в Ферапонтове монастыре» Изв. Импер. Арх. Ком. 28 вып. 107–155 стр. Гр. П. С. Шереметева. «Зимняя поездка в Белозерский край». М. 1902 г., стр. 39–43, и др.].

Основанный в конце XIV в. преп. Ферапонтом, – другом и сподвижником преп. Кирилла Белозерского, Ферапонтов монастырь был около 400 лет одним из важных культурных и религиозно-просветительных центров в здешнем Белозерском крае - наряду с соседними монастырями – Кирилла-Белозерского и Нила Сорского 1) [Кириллов монастырь находится в 18 в. от Ферапонтова, монастырь же Нила Сорского – в 15 в.].

Основатель монастыря, преп. Ферапонт, в миpе Феодор, происходил из рода бояр Поскочиных и, с ранних лет, отличавшийся глубокой религиозностью, еще в юности, постригся в Московском Симонове монастыре и здесь прожил довольно долго. В это время в Симонове начал подвиг и преп. Кирилл, впоследствии Белозерский чудотворец. Преп. Кирилл издавна желал, по примеру преп. Сергия Радонежского, удалиться куда-нибудь в пустынное место и основать свой монастырь. Это желание разделял с ним и преп. Ферапонт. Бывавший ранее в Белозерском крае, преп. Ферапонт уговорил своего друга и сподвижника, преп. Кирилла, избрать имение Белозерье местом для иноческих подвигов. Оставив Симонов монастырь около 1383 г., преп. Ферапонт и преп. Кирилл отправились в Белозерский край и здесь, после долгих поисков, преп. Кирилл выбрал одно пустынное, но чрезвычайно красивое место на высоком холме, окруженном с трех сторон озерами, и основал здесь, ставший впоследствии знаменитым, Кирилло-Белозерский монастырь. Преп. же Ферапонт неподалеку от этого места, верстах в 18 от Кириллова, также на берегу одного из двух находящихся там озер, основал свой монастырь, который и получил название Ферапонтова. В эти новопостроенные обители скоро стала собираться братия; сначала пришло несколько человек из Симонова монастыря, а затем и из других мест, и монастыри стали быстро заселяться. Руками этих первых иноков были выстроены небольшие деревянные церкви, – в Кириллове - во имя Успения Божией Матери, а в Ферапонтове – во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а затем и трапезные, и кельи для иночествующих.

Слухи о жизни и трудах первых подвижников Белозерского края дошли до Московских князей и один из них, сын Дмитрия Донского, Андрей Дмитриевич Можайский, упросил преп. Ферапонта устроить монастырь у него в княжестве, близ г. Можайска. Преп. Ферапонт, уступив этой просьбе, переселился в Можайск и здесь положил начало новому монастырю – Лужецкому, в котором он затем и скончался. Оставление Ферапонтова монастыря, далеко не устроенного и необеспеченного его основателем, тяжело отозвалось на монастыре, и в то время как Кириллов монастырь быстро растет, Ферапонтов долгое время влачит существование и лишь, благодаря новому подвижнику, явившемуся здесь, – игумену Мартиниану, – монастырь делается благоустроенным и занимает выдающееся место в ряду существовавших тогда монастырей.

Преп. Мартиниан 1) [Житие Мартиниана и Ферапонта составляет одно целое и, по мнению В. О. Ключевского, написано иноком Матфеем в XVI в. Списки жития в Имп. пуб. библ., в Кирилло-Новоез. мон., Милют. Ч. М. под 12-м янв., Библ. Моск. Дух. Академии № 564 (Волокол. м.), Сергиев. Лавры № 696. XVИИ в., Строев. № 132. XVII в. См. Н. П. Барсукова «Источ. рус. агиографии» стр. 355. В. Ключевского. «Древне-рус. жития святых», стр. 279], родом из крестьян д. Березники, ныне Вологодского у., с раннего детства был учеником преп. Кирилла Белозерского, в детстве же научен был в Кирилловом монастыре грамоте («дьяком Олексой Павловым») и сделался искусным переписчиком книг. Он был любимым учеником преп. Кирилла, много лет жил в одной с ним келлии и, пройдя суровую школу несения разного рода монастырских послушаний, сделался лучшим выразителем монашеских начал, положенных в основу монастырской жизни преп. Кириллом, подражавшим, в свою очередь, отцу северо-русского монашества – преп. Сергию Радонежскому. После смерти преп. Кирилла Мартиниан задумал, по образцу своего учителя, удалиться из его монастыря и основать свой, что и выполнил, переселившись на озеро Воже, верстах в 100 от Кириллова, и устроивши на островке этого озера монастырь Вожеезерский Спасский. Но вскоре после этого иноки Ферапонтова монастыря упросили преп. Мартиниана принять на себя игуменство в их монастырь, и та суровая школа, которую прошел преп. Мартиниан под начальством у преп. Кирилла, и собственные труды по устройству Вожеезерского монастыря, дали ему богатый опыт и помогли применить этот опыт при благоустройстве Ферапонтова монастыря.

При Мартиниане в монастыре быстро водворился порядок строгого общежития по чину Кирилловского монастыря. Все иноки, кроме исправления церковных служб, несли каждый особое послушание: одни списывали и переплетали книги для монастырской библиотеки, другие читали, остальные занимались земледелием, рыбной ловлей, плели сети и пр. Преп. Мартиниан целых 12 лет управлял Ферапонтовым монастырем и, благодаря ему монастырь сделался многолюдным и благоустроенным.

И в это же время монастырь делается видным центром просвещения в этом крае наряду с Кирилло-Белозерским монастырем.

Любитель книг, отличный переписчик их, преп. Мартиниан составил в монастыре обширную по тому времени библиотеку, которой и пользовались все монашествующие. С именем Мартиниана, как переписчика, дошли до нашего времени 2 рукописи. Книги же, писанные руками иноков Ферапонтова монастыря, встречаются в библиотеках Кирилло-Белозерского и др. монастырей. Некоторые из книгописцев Ферапонтовских достигли большого искусства в этом деле, и имя одного из них даже вошло в летописи 1) [«В лето 7022 мца июня в 4 днь на память иже во стых отца нашего Андрея Критского преставися старец Варлаам доброписец в Ферапонтове монастыре». Ркп. Имп. Публ. Библ. № 1554, л. 22]. Своим строгими порядками монастырь привлек не малое число истинных подвижников благочестия, и Ферапонтовская община скоро стала пользоваться общим уважением; сюда начали поступать щедрые вклады от князей и мирян, и монастырь получил несколько жалованных тарханных грамот 2) [«Собр. Госуд. Грамот и Догов.», т. I, №№ 121, 122 (грамоты духовные кн. Михаила Андреевича Верейского и князя Ив. Борис. Волоцкого. «Жалованные грамоты монастырю». Акты Арх. Эксп. т. I, № 31 (около 1437 г.) – князя Мих. Андр. Белозерского; № 35 (1450 г.) его же; №36 (1438), его же № 41 (1448 г.) – Вел. Кн. Софии Витовтовны; Льготы Ферапонтова монастыря упоминаются также в грамотах, напечат. в I т. того же «Собр. Г. Гр. и Дог.», № 117 (1478 г.); № 123 (1488 г.); № 13 (1497 г.) и в «Доп. к Акт. Ист.», т. I, № 210 (1477 г.) – Вел. Кн. Марии Ярославны].

Мартиниан принимает деятельное участие в борьбе Вел. К. Василия Темного с Дмитрием Шемякой и, оказав моральную поддержку Вел. Князю, приобретает в лице его мощного покровителя для управляемого им монастыря. Великий Князь, вернувшись к власти, не забыл заслуги преп. Мартиниана и, желая иметь его вблизи Москвы, уговорил его принять игуменство в Троице-Сергиевой Лавре. Целых восемь лет преп. Мартиниан управлял Троице-Сергиевой Лаврой и, почувствовавши упадок сил, снова вернулся в свой Ферапонтов монастырь, где и сделался попечителем (строителем) монастыря и, пользуясь всеобщим уважением, уже не бывши игуменом, фактически управлял монастырем до самой смерти, последовавшей в глубокой старости. Он умер в 1483 г. около 90 лет от роду.

Внутреннее благоустройство монастыря, обширная библиотека, составленная преп. Мартинианом и его сподвижниками, и строгая иноческая жизнь – привлекают в Ферапонтов монастырь лучших людей. Ферапонтов монастырь, наряду с Троице-Сергиевым, Кирилло-Белозерским, Иосифово-Волоколамским монастырем и др., является центром, где воспитываются церковные деятели того времени: епископы, настоятели монастырей, церковные писатели и пр. Между ними важное место занимает архиеп.. Ростовский Иоасаф, родом из князей Оболенских, принявший здесь пострижение еще при жизни преп. Мартиниана и бывший учеником его до призвания на епископскую кафедру в Ростов.

Назначенный архиеп. Ростовским, он 8 лет правил Ростовской епархией, а затем снова вернулся в Ферапонтов монастырь и здесь скончался в 1506 г. и погребен вблизи соборного храма Рождества Богородицы.

К этому же времени относится пребывание в Ферапонтовом монастыре греческого Макнувского князя Константина, прибывшего в Россию с Вел. Кн. Софией Палеолог. Состоя боярином у архиеп. Ростовского Иоасафа Оболенского, Константин Макнувский вместе с ним поселился в Ферапонтове монастыре после оставления им архиепископской кафедры. Постригшись здесь, в монастыре, с именем Кассиана, он, по приглашению Угличского князя, поселился у него недалеко от Углича при впадении р. Учмы в Волгу и основал здесь Учемский монастырь, где и скончался в 1504 году, 2-го октября, причисленный затем Церковию к лику святых за свою подвижническую жизнь 1) [О Кассиане см. у Пирлинга. «Россия и восток. Царское бракосочетание в Ватикане» Спб. 1892, стр. 69. «Житие Кассиана» Русск. И. П. Б., № 1563 л. 64. Титов, А. «Учемская Кассианова пустынь» «И.. Вестн.» 1895, № 8, стр. 394. Карамзин. «Ист. Гос. Р.», т. VI и др.]. В самом конце XV в., одновременно с этими знатными иноками, в Ферапонтове жил в ссылке выдающийся человек того времени. Это был Спиридон, митрополит Киевский, получивший поставление в митрополиты в Константинополе после падения его от тамошнего патриарха «и турецкого султана» и не принятый Великим Князем и русскими епископами, и заточенный в Ферапонтове 2) [Вся вина этого человека, окончившего жизнь в тяжком заточении в Ферапонтове, была, но мнению проф. Е. Е. Голубинского, в том, что он, воспользовавшись смертью митрополита Григория, отправился по собственной инициативе в Константинополь, после уже падения его, и принял поставление в митрополиты Киевские в такое время, когда на Руси не хотели признавать уже авторитета Константинопольского патриарха, а заботились об автокефалии Русской церкви. Ему было поставлено в вину, что он «взыскал поставление в области безбожных турок поганского царя». «Истор. рус. церкви» Е. Голубинского, т. II-й I пол. т.)]. Это был человек богословски начитанный и даровитый, как можно судить о нем по его сочинению «Изложение о православной истинной нашей вере» и по житию св. Зосимы и Савватия Соловецких, написанному Спиридоном в Ферапонтовом монастыре 3) [См. Ключевского В. «Др.-р. жития святых», стр. 200].

Были в это время в Ферапонтове монастыре и люди, славившиеся особою святостью своей жизни. Степенная книга отмечает в числе их ученика преп. Мартиниана – Галактиона, прославившегося даром предвидения и предсказавшего в конце XV столетия рождение сына у Вел. Кн. Василия Ивановича и о покорении Грозным Казани за 50 лет до того времени.

Прославлению Ферапонтова монастыря много содействовало обретение нетленными мощей преп. Мартиниана в 1513 г., после 30-летнего пребывания их в земле, и несколько чудес, совершившихся у гроба преподобного; обитель после этого начинает привлекать еще большие толпы богомольцев и становится св. местом. Наряду с простыми богомольцами обитель посещают и Великие князья и цари Московские.

Вел. кн. Василий Ив. III, во время своих богомольных походов, неоднократно посещает, наряду с Кирилловым монастырем, и монастырь чудотворца Мартиниана. Грозный царь Иоанн Васильевич неоднократно также посещал этот монастырь (в 1547 и 1553 гг.) и пожаловал его целым рядом грамот и царских вкладов 4) [И. Грозный в монастырь пожаловал «в помин ц. Анастасии (1560 г.) сто рублев, да по иноке Александре сто рублев, в помин ц. Ивана 600 рублев да по Иване и Игнате и по 70 человек опальных побиенных крест золотой, да резную икону Успенья, обложенную золотом с каменьями, да шубу во сто рублев, да звезду золоченую, да по сыне по царевиче Иване Ивановиче (1582 г.) спорок с шубы вениценского бархату с петлями золотыми, да бархату лубского, да сани с хомутом с песцовыми хвостами и полсть и барсовой тюфяк, терлик, седло бархатное с камкою и 14 рублев, да 200 рублев да платья перчевые, да посуды, да материи, да ковшей золотых 2, да чарок 5, да еще две тысячи рублев, да платья шелкового, да сукна два постава». «Опись царских и др. вкладов в Ферапонтов монастырь» Новгородские губ. Вед.». 1852 г., № 21 и у И. Бриллиантова «Ферапонтов монастырь», стр. 90. К. Романов. «Древние здания в Ферапонтове монастыре». «Изв. Импер. Археол. Комиссии», вып. 28, стр. 109, 110].

Разоренный в смутное время казаками и литовцами, Ферапонтов монастырь скоро оправляется от этих бедствий и неизменно пользуется вниманием и царей из дома Романовых 1) [Отец царя «великий и святейший патриарх Филарет Никитич дал 50 рублев да общую минею, инока ц. Марфа Ивановна 50 р. да она же дала по иноке царице Марье Федоровне 50 рублев, да на церкву 30 рублев за царевну Ирину Михайловну». (И. Бриллиант., стр. 90)].

И отец царя, патриарх Филарет Никитич, и мать, ц. инокиня Марфа, и сам Михаил Феодорович делают ценные вклады в монастырь.

К началу XVII в. монастырь владел довольно крупным земельным участком и богатыми вотчинами. Судя по писцовым книгам, Ферапонтову монастырю принадлежали два погоста, да 4 села, да 2 сельца, да 52 деревни населенных, да 3 деревни пустых. Кроме этого, монастырю принадлежали обширные рыбные ловли по р. Шексне и на многих озерах. Благодаря жалованным грамотам, данным великими князями Ферапонтову монастырю, предоставлявшим широкие права монастырским крестьянам, свободу от многих податей, право судиться у игумена («опричь душегубства») и пр., монастырские земли были довольно многолюдны и давали хороший доход монастырю 2) [Многие грамоты монастыря помещены в А. А. Экспедиции I, 176, в «Акт. Юрид.» № 5 № 3, № 17. «Дополн. к Акт. Ист.», т. VI, № 74. Писцовые книги, изд. Рус. Геогр. Общ., ч.I, отд. 2 Спб. 1877. Белозерский у. 411–417 стр.].

Материальное положение монастыря ухудшается лишь во 2-й половине XVII в., когда тяжелые экономические условия, в какие были поставлены крестьяне того времени, отражаются и на монастырских крестьянах, а чрез них и на благосостоянии монастыря.

В 1664 г. монастырь существенно пострадал от пожара, истребившего около половины келий.

В это же время Ферапонтов монастырь делается местом ссылки патр. Никона. Осужденный собором 1666–1667 г., лишенный патриаршего сана бывший «Великий Государь всея Руси», всесильный патриарх, «собинный» друг ц. Алексея Михайловича, целых десять лет томится здесь в «больничных кельях», терпя и холод, и голод, а главное – душевные муки от незаслуженных обид, нанесенных ему его многочисленными и сильными врагами.

Памятником пребывания в Ферапонтове патриарха Никона, сохранившимся до сих пор, является небольшой каменный остров, устроенный патриархом Никоном, насыпавшим на дно озера множество крупных камней и водрузившим на этом острове крест. Никон любил удаляться на этот небольшой остров 3) [Остров имел 12 сажен длины и 5 ширины. В настоящее время вокруг острова образовалась отмель, поросшая осокой и тростником, что делает остров более обширным. Никоновского креста не сохранилось. Крест, стоящей теперь, устроен в недавнее время] для молитвы, что дало повод его врагам сочинять клеветы на него, будто он ездил сюда для волшебств и заклинаний, посредством которых он вызывал диавола, являвшегося к нему из озера в виде змия и передававшего Никону все, что говорилось про него в народе.

Ни больничных «кельишек», как их называл опальный патриарх Никон, отведенных на первое время для пребывания его здесь, ни обширных деревянных келий, построенных затем по указу Государя Алексея Михайловича для Никона по челобитью его, не сохранилось до настоящего времени. Не сохранились и переходы, ведущие из его келий в церковь около сушильной палаты. Сохранилась лишь одна Богоявленская церковь на св. воротах, в которой для Никона совершали богослужение, и в которой он молился отдельно от монастырской братии. После удаления патриарха Никона отсюда в Кириллов монастырь в 1676 г., Ферапонтов монастырь быстро беднеет, и его здания и церкви медленно разрушаются; крестьяне почти не платят оброков, и настоятели своим плохим ведением монастырского хозяйства доводят монастырь до полного разорения. В годы секуляризации монастырских земель (1763–1766 г.) и закрытия многих монастырей Ферапонтов монастырь уцелел было от закрытия, и был зачислен в штат третьеклассных монастырей. Но, лишенный крестьян, земель и всяких доходов, он нуждался в правительственной субсидии на ремонт своих храмов и монастырских зданий, пришедших в значительную ветхость, и игумены монастыря возбудили ходатайство об отпуске значительных средств на поправку монастыря. Св. Синод, не желая отпускать казенных денег на это, придумал закрыть Ферапонтов монастырь, а монахов перевести в Савво-Вишерский монастырь, оставшийся в 1764 г. за штатом, но имевший приличные монастырские здания и храмы, о чем был составлен доклад в 1790 г. митрополитом Новгородским и Петербургским Гавриилом, но ходатайство это не было уважено Государыней Императрицей Екатериной II, и монастырь, может быть, остался бы штатным 1) [Дело на 3-х листах о переводе иноков Ферапонтова мон. в Савво-Вишерский мон. было неизвестно составителю обстоятельного и ценного в научном отношении описания Ферапонтова монастыря И. И. Бриллиантову. Оно хранится в Синод. Архиве, № 51 за 1790 г. декабря 13-го и найдено нами, благодаря любезному содействию Л. К. Бродского, коему мы и выражаем свою благодарность] все время, если бы не повредили монастырю новые и настойчивые просьбы игумена Ферапонтова монастыря о выдаче казенных денег на ремонт монастырских зданий. Св. Синод ни за что не желал отпускать этих денег, а затруднительным положением древней Ферапонтовой обители воспользовались монахи Пензенского Спасо-Преображенского монастыря, закрытого пред тем в реформу 1764 г. Желая приобрести право на существование, какое имел Ферапонтов монастырь и получать казенное жалованье, какое положено было ему, как третьеклассному монастырю, они возбудили ходатайство, о переводе братии Ферапонтова монастыря в Пензу и о восстановлении их Пензенского монастыря, с передачей казенного жалованья Ферапонтова монастыря Пензенскому. Св. Синод согласился на эту комбинацию, избавлявшую его от забот о древнем монастыре, и Ферапонтовская обитель, существовавшая 400 лет, указом Св. Синода от 28-го апр. 1798 г., была закрыта и обращена в простую приходскую церковь. Богослужение в нем стало совершаться редко и лишь в одной из церквей (так как священник был один), древние здания стали ветшать еще более и частью были разобраны, частью разрушились сами. Прихожане были бедны и не могли реставрировать обширных монастырских храмов. После исполнившегося в 1898 г. 500-летия со времени основания Ферапонтовской обители, игуменья Леушинского монастыря Таисия возбудила ходатайство пред Св. Синодом о восстановлении этого замечательного монастыря и открытии здесь женской монашеской общины. В 1904 г. Св. Синод уважил это ходатайство, и чрез 105 лет монастырь снова ожил. Кругом монастыря на старом месте устроена новая деревянная ограда, выстроены деревянные кельи для монахинь, устроена красивая светлая церковно-приходская школа для девочек с рукодельным классом, открыта монастырская странноприимная, восстановлен древний монастырский чин богослужения, и все церковные службы снова стали здесь совершаться каждодневно. Забытая гробница с мощами преп. Мартиниана, почивающего здесь, в древнем храме, посвященном его имени, снова стала привлекать благочестивых богомольцев, и монастырь, несмотря на его крайнюю бедность, уже насчитывает до 70 монахинь.

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Межрегиональная Общественная Организация Историко-просветительское общество "Наследие Ферапонтова монастыря"

Создание и разработка сайта - Илья